Мудрый» ювелир и его изобретение

Согревающий напиток на основе красного полусладкого вина, с добавлением цитрусового микса (грейп, апельсин, лимон), специй и апельсиновой цедры. Украшен палочкой корицы. Будет пользоваться большой популярностью зимой.

Спрашиваем у гостя – алкогольный или безалкогольный* глинтвейн он пожелает, предлагаем посыпать корицей.

Как топпинг можно добавить яблоко, апельсин, лимон, даже клубнику.

*Безалкогольный делается на основе морса и черного чая, также с добавлением цитрусового микса, палочки корицы, цедры.

Мудрый» ювелир и его изобретение

В некотором царстве, в некотором государстве на протяжении поколений люди использовали систему натурального обмена. Человек поддерживал жизнедеятельность своей семьи, изготавливая сам всё необходимое. Или специализировался в определённом ремесле, а излишки продуктов своего ремесла обменивал на излишки продуктов труда других ремесленников.

В каждой общине была создана довольно простая система правления, которая должна была следить за тем, чтобы свободы и права каждого человека были защищены и чтобы другой человек или группа людей никого ни к чему не принуждали против его воли. Это было единственное предназначение правительства некоторого государства, и каждый местный губернатор пользовался добровольной поддержкой выбравшей его общины.

Однако же, ярмарочный день стал проблемой, которую не так просто было разрешить. Сколько стоит один нож — одну или две корзины кукурузы? Что стоит дороже — корова или телега?… И т.д. Но никому не проходило в голову ничего лучшего, чем система обмена товара на товар.

И вот Фабиан — ремесленник, работавший с золотом и серебром объявил: «У меня есть решение проблемы обмена. Золото, которое я использую в украшениях, — отличный металл. Он не тускнеет, не ржавеет, долговечен… Я отолью из части моего золота монеты, и назовём каждую монету «доллар»». Он объяснил принцип действия новой системы, состоявший в том, что эти «деньги» станут средством обмена, намного более удобным и совершенным, чем натуральный обмен.

Было предложено, чтобы каждый член общины получил равное количество монет. «Но я заслуживаю большую долю монет, — сказал фабрикант свечек, — все пользуются моими свечками». «Нет, — возразил фермер, — без пищи не проживешь. Мы, фермеры, должны получить большую часть всех монет». И спор продолжился.

Фабиан дал им поспорить немного, и затем предложил: «Поскольку вы сами не можете придти к соглашению, я предлагаю, чтобы каждый получил от меня столько, сколько попросит. Не будет никаких ограничений, кроме способности вернуть долг. Сколько монет каждый из вас получит сейчас, столько должен и вернуть в конце года». «А что вы получите за это?» — спросили у Фабиана.

«Поскольку я предлагаю вам услуги, т.е. являюсь источником денег, я имею право на плату за мою работу. Скажем, за каждые 100 монет, которые каждый из вас возьмет у меня, он мне вернет 105 монет за каждый год, в течение которого будет сохранять эту задолженность. Эти 5 монет будут платой мне, и эту плату я назову «процент». Никто не мог предложить ничего другого, и кроме того, 5% казались совсем небольшой платой за год. Потому на том и порешили. «Приходите на это же место в следующую пятницу, и начнём».

В конце года Фабиан обошел с визитами всех тех, кто был ему должен монеты. У некоторых из них оказалось больше монет, чем они одалживали у Фабиана, у кого-то их было меньше. Но так оказалось потому, что в самом начале было изготовлено строго определённое количество монет.

Те, у кого оказалось больше монет, чем они занимали, вернули сумму долга и сверх неё — условленные 5 монет на каждые 100 монет долга. Но всё равно, вернув долг и проценты, они были вынуждены сразу же снова просить деньги в долг, чтобы продолжать свою деятельность в новой системе.

Остальные же в первый раз удивлённо открыли для себя, что у них есть долг, который они не в состоянии возвратить. Перед тем, как снова одолжить им монеты, Фабиан взял в залог что-либо из имущества этих должников, и они начали новый годовой цикл, с намерением раздобыть эти самые 5 добавочных монет, которые оказалось так нелегко найти.

И никто не понял, что в целом весь народ некоторого царства, некоторого государства никогда не сможет выйти из задолженности, пока не возвратит все монеты, выданные Фабианом, но даже и в этом случае останется задолженность на эти 5 добавочных монет из каждых 100, которые никогда не были пущены в оборот. Никто, кроме самого Фабиана, не замечал, что заплатить процент было попросту невозможно, — добавочные деньги не существовали в обороте, и следовательно, у кого-нибудь всегда их не хватало.

Конечно, сам Фабиан тоже время от времени тратил несколько монет. Но он один не мог расходовать такую сумму, которая бы покрыла 5% экономики целой страны. Были тысячи, миллионы человек, а Фабиан был один. С другой стороны, он оставался обычным ювелиром, живущим весьма безбедно.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + = 7